Масштаб страницы: меньше больше

Интервью с Лили Сегуин из гуманитарной команды Оксфам в ЦАР

05/18/2020

В Центральноафриканской республике (ЦАР) на сегодняшний день 327 подтвержденных случаев Covid-19. Как победить пандемию в стране, в которой военный конфликт делает невозможным соблюдение социального дистанцирования?

В Оксфам надеятся на лучшее, но готовятся к худшему. Мы встретились с Лили-Мадлен Сегуин из Канады, которая ведет работу Оксфам с местными общинами.

- Привет, Лили, расскажи, в чем заключается твоя работа?

- Цель моей работы – взаимодействие с местными общинами для снижения угрозы общественному здравоохранению. Проще говоря, я должна ответить на следующие вопросы: как общины переживают пандемию? Что они об этом думают? Как выстроить нашу работу вокруг их нужд?

Я приехала в ЦАР помогать нашим санитарным командам в Брие и Батангафо (два района на севере страны, в которых работает Оксфам – прим). А потом случился коронавирус, и мне предложили остаться. Мы столкнулись с новыми испытаниями. Сможем ли мы доставлять гуманитарную помощь и оказывать содействие населению несмотря на пандемию? Как адаптировать наш подход к мероприятиям по укреплению общественного здоровья? В таких условиях даже управление небольшой командой – уже испытание.


- В 2018 и 2019 ты была частью команды Оксфам в Демократической республике Конго (ДРК), где помогала бороться с Эболой. Чему ты научилась за это время?

- Общины должны быть включены в работу с самого начала. Только так можно избежать непонимания, трений и даже насилия между гуманитарной командой и членами общин. Кроме того, кооперация поможет снизить темпы распространения болезни. Вспышка Эболы вызвала жесткие меры со стороны местных общин. Люди сжигали постели больных напротив своих домов. Важно, чтобы люди не чувствовали на себе стигму. Мы все понимали, что действовать нужно быстро, и у нас не было времени на вовлечение общин. Да, обсуждения занимают время, но без обсуждений не получится достичь результата, который будет полезен всем сторонам

- А как быть с засильем слухов, мифов и заблуждений?

- Оксфам работает с мнением членов общин. Мы встречаемся с людьми и беседуем. Мы выслушиваем точку зрения сообщества о том, что необходимо сделать. Мы стараемся обращать внимание на то, что они чувствуют, как представляют себе вирус, какие у них есть вопросы. В нашей работе мы делаем ставку на авторитетных членов общин, которые могут разрушать мифы, развенчивать слухи, и объединять сообщества в борьбе за общую безопасность. Такие люди – настоящие «инфлюенсеры», и мы очень их ценим.

Основная проблема, с которой мы сталкиваемся, основана на восприятии коронавируса как чего-то завезенного. Такое восприятие плодит теории заговора. Мы все оказались в непривычной ситуации и только начинаем больше узнавать о природе коронавируса, так что не можем ответить на все возникающие вопросы – поэтому часто наше воображение достраивает картину. Некоторые верят, что жители Африки не могут заболеть, а другие – что вирус создали, чтобы уничтожить население континента. Мы должны развеивать такие идеи!

- Многие страны ввели меры по ограничению свободного перемещения населения с целью замедления распространения пандемии. Возможны ли такие меры в ЦАР?

- Нет. Правительство не вводило меры по ограничению передвижения, только меры по соблюдению социального дистанцирования. Многие люди едва наскребают на еду каждый день, и оказавшись запертыми дома, не смогут получить никакой поддержки. К тому же многие живут в маленьких жилищах –  в городах, и особенно – в лагерях для внутренне-перемещенных лиц, где укрылись бежавшие от войны и насилия. Самый крупный из этих лагерей находится в Брие, что в центральной части страны. В нем в очень тяжелых условиях проживают 45 тысяч человек – самоизоляция там просто исключена.

- Отсутствие возможности изоляции повышает риск заражения коронавирусом. Как ты думаешь, какие меры необходимо предпринять?

- Мы сможем победить коронавирус только работая вместе с общинами. Конечно сотрудничество с медицинскими организациями тоже в приоритете, но важно не сводить разговор только к медицине.

По-моему у нас два далеко неидеальных варианта – изоляция больных или изоляция уязвимых к вирусу – беременных женщин, стариков, людей, страдающих хроническими заболеваниями.

- Женщины более уязвимы?

- Женщины, как говорят, «на передовой» коронакризиса! Именно женщины чаще всего ходят за водой, заботятся о больных, детях и стариках. В этом трагедия вирусов подобных Эболе или коронавирусу – они делают тех, кто заботится о больных, самыми уязвимыми. Из-за того, что сама суть человечности делает нас уязвимыми перед вирусом, бороться с ним еще тяжелее.

- Какой по-твоему самый неблагоприятный сценарий развития событий в ЦАР?

- По данным ООН, ЦАР – страна с одной из самых низких уровней готовности к борьбе с пандемией. Это одна из беднейших стран на Земле, где половина населения уже зависит от гуманитарной помощи. Система здравоохранения дышит на ладан. 70% медицинских услуг в стране предоставляют гуманитарные организации, которые и так перегружены борьбой с корью и малярией.

Самый неблагоприятный сценарий – это если вспышка коронавируса совпадет с обострением военного конфликта, из-за чего гуманитарным агентствам придется покинуть страну. Что может быть хуже, чем эпидемия во времена гражданской войны?

- Есть ли хоть лучик надежды?

- На данный момент ситуацию можно изменить. В стране не так много случаев коронавируса, нет ограничений в передвижении и есть доступ к общинам. Но понятно, что весь мир сейчас пытается разобраться с влиянием коронавируса на разные страны. Мы просто надеемся, что международное сообщество не забудет про ЦАР, и поможет нам справиться с коронавирусом.

Интервью и фото: Aurelie Godet / Oxfam RCA

 

 

 

 

 

Вернуться к списку