Масштаб страницы: меньше больше
www.oxfam.org.uk

Директор клуба "Билим": "Мигранты хотят учиться"

11/22/2017

Maksat.jpg

В рамках совместного проекта Оксфам и Интеграционного Центра «Такие же дети»
продолжаем общаться с людьми, которые помогают беженцам и мигрантам в
России. Сегодня мы поговорили с Максатбеком – молодым и активным студентом
ВШЭ, который открыл образовательный центр для детей мигрантов в Москве.

- Максат, ты родился в Кыргызстане. Когда твоя семья переехала в Москву?

Я и мой брат родились в Кыргызстане и до 10 лет воспитывались бабушкой и
дедушкой, пока родители пытались устроиться в Москве. В Москву нас перевезли,
когда я уже учился в школе – и в пятый класс я пошел уже в России. Я почти не
говорил по-русски, и мне было очень тяжело адаптироваться. Получается, у меня
две родины: Кыргызстан, где я родился, и Россия – где я учился, служил в армии и
вступил во взрослую жизнь.

- Не секрет, что в России отношение общества к мигрантам весьма
неоднозначное. Сталкивался ли ты когда-нибудь лично с дискриминацией?

В какой-то мере мне повезло – я учился в очень хорошей школе, где
педагогический состав прилагал усилия для того, чтобы создать уютную атмосферу
для всех учеников. Директора школы можно по праву назвать инноватором – он
выбивал льготы для учеников из малообеспеченных семей и всегда старался быть
личным примером для учащихся и действовать в интересах учеников. Ему очень
подходит его фамилия - Добриков.
Другие кыргызы говорили моему отцу, что меня сложно будет записать в школу.
Многим приходилось платить взятки или использовать личные связи, чтобы
попасть на класс или два ниже, чем они попали бы в Кыргызстане. Однако меня
взяли без бюрократических преград сразу в пятый класс. Дело в том, что моя школа
находилась в самом центре Москвы в окружении торговых, производственных
помещений, посольств и всего нескольких жилых домов, поэтому детей в школе
училось немного. У нас, например, не было параллелельных классов – в итоге
первоклассники знали одиннадцатиклассников, и наоборот. Это – идеальная школа
для мигранта.
Конечно я сталкивался с насмешками со стороны одноклассников в самом начале
учебы в Москве: тогда я едва ли говорил по-русски, и это стало одним из самых
сложных моментов в адаптации. Я сразу же попал в разряд «троечников». В классе
были в основном русскоязычные дети – из мигрантов помимо меня были уже более
социально и культурно адаптированные армяне. Однако я очень хотел хорошо
учиться и найти друзей, и в итоге стал заниматься футболом и самбо. Так я

завоевал некий авторитет и уважение среди одноклассников – они стали
воспринимать меня как физически равного и способного постоять за себя.
Мне очень хотелось общаться с другими детьми, которые меня окружали. Но
незнание языка усугублялось тем, что все дети для меня были на одно лицо –
поначалу я их не различал. Только со временем я стал различать девочек – они
были выше и развитее мальчиков в классе, что мне тоже тогда казалось
необычным. В школе меня посадили за парту с мальчиком-армянином, который
постоянно пытался привлечь мое внимание и посмеивался надо мной. Сейчас я
понимаю, что даже это общение с ним помогло мне преодолеть языковой барьер.
Со временем я стал лучше учиться – здесь немалая заслуга преподавателей,
которые видели мои старания и очень меня поощряли. Однажды меня отправили
представлять школу на мероприятии «Письма памяти» в Волгограде, а потом еще в
Великом Устюге. Мне было страшно, но я все равно поехал. После окончания
школы моим родителям и бабушке дали грамоту за хорошее воспитание сына. А я в
выпускной год сдал 9 экзаменов ЕГЭ.

- Насколько я знаю, после школы ты обучался полиграфическому делу. Что
привело тебя на путь помощи мигрантам?

Я учился в Московском Государственном университете пищевых производств по
специальности "технологии упаковочного и полиграфического производства".
Профессия мне показалась денежной, и я мог бы очень хорошо устроиться с ней,
если бы решил вернуться в Кыргызстан.
Знания из универа мне очень пригождаются и сейчас – в моей группе в
магистратуре ВШЭ я единственный человек с техническим (инженерным)
образованием, в то время как большая часть студентов – гуманитарии.
В соцсетях есть группа «Кыргызы в Москве» – это своеобразная тусовка, в которой
много молодежи и кыргызских студентов начальных курсов. Они проводят вместе
время – устраивают пикники, курят кальян и просто общаются. Я был немного
старше этих ребят, и мне захотелось мобилизовать их энергию на что-то
социально-полезное. Я знал, что в Кыргызстане есть детский дом для детей-
инвалидов, и мне очень хотелось помочь. Но так как мы сами были студентами и
жили отнюдь небогато, нам нужно было придумать, как это сделать. Тогда у меня
родилась следующая идея – на Авито многие отдают вещи даром, я буду их
бронировать, а ребята и девушки из группы будут их забирать. В итоге мы собрали
много вещей – велосипеды, игрушки и канцтовары. Теперь перед нами встала

новая дилемма – как переправить эти вещи в Кыргызстан. К счастью, один из
людей, занимавшихся грузоперевозками в Центральную Азию, согласился
доставить вещи в детский дом бесплатно.
После этого я понял, что такая помощь носит разовый характер и не помогает
решать социальные проблемы в корне. Приблизительно тогда же я узнал про
Комитет «Гражданское содействие» и Центр адаптации и обучения детей беженцев
(сейчас – Центр «Такие же дети») и решил заняться волонтерством. Какое-то время
я преподавал детям беженцев и мигрантов из Афганистана и Таджикистана
математику. Мне очень нравилось волонтерствовать, но опять же в какой-то
момент мне захотелось сделать что-то большее – мне хотелось увидеть, как дети
учатся и становятся более уверенными в себе.
Также во время волонтерства в Центре я познакомился с канадской
исследовательницей Алексией Блок, которая наняла меня в качестве своего
ассистента. Моя роль заключалась в том, чтобы организовать встречи с
женщинами-мигрантками, которые готовы были дать интервью для исследования
Алексии. Я подавал объявления в соцсетях, и многие записывались. Результаты
исследования показывали, что среди мигрантов огромный спрос на образование
для их детей, и Алексия предложила мне взять инициативу в свои руки и открыть
образовательный центр. Мне хотелось, чтобы в нем преподаватели работали не на
волонтерской, а на оплачиваемой основе. Для этого нужно было взымать плату за
обучение, что гарантировало бы, что в школу записываются именно те, кому
действительно интересно учиться.
Чтобы понять, как организовать проект, мне нужно было понять нужды целевой
аудитории. Я проработал портрет целевой аудитории и понял, что учиться хотят в
основном русскому языку и математике, и готовы платить приблизительно 5 тысяч
рублей в месяц – для самоокупаемости такого проекта необходимо как минимум 25
учеников. Я составил бизнес-план образовательного центра «Билим» и начал
ходить по своим знакомым и по богатым представителям диаспоры. Но
большинство из них считало, что мигранты из Центральной Азии приезжают в
Россию работать, а не учиться.
Мой отец, к чьему мнению я отношусь с огромным уважением, тоже поначалу был
настроен скептически. Я предложил ему спор – я выложу объявление о клубе
«Билим», и если поступит хотя бы 100 звонков, то эта идея стоит реализации.
Когда люди начали звонить, я стал записывать их данные – возраст, район
проживания, уровень образования и контакты. Это был мой анализ рынка, и он
показал, что спрос есть. Я начал искать помещение и решил открыть клуб в центре,
несмотря на более высокую стоимость аренды – в центр города могут приезжать
люди со всех уголков Москвы. В итоге я нашел помещение, где мы сейчас с вами
сидим. Сначала мы снимали всего 10 кв.м., где занимались малые группы или
проходили индивидуальные занятия.
Но с ростом спроса мы решили расширяться, чтобы можно было параллельно вести
занятия. Программа клуба тоже расширилась – появился спрос на изучение
английского и других языков, причем не только для детей, но и для взрослых.
Сейчас в центре изучают русский, английский, китайский и корейский языки,
математику, а также проводят подготовку к школе. Для меня стало сюрпризом, что
спрос на южно-азиатские языки среди мигрантов довольно высок, так как многие
планируют поехать в Китай или Корею на заработки. Сейчас в нашей группе в
Одноклассниках 4000 подписчиков, и в год через нас проходят около 250 учеников,
большинство из которых приехали из Кыргызстана, но также есть ученики из
Узбекистана, Таджикистана и Казахстана. Нам проще работать с кыргызскими и
узбекскими учениками, так как языки и культура довольно похожи, а желающих
учиться из других стран направляем к партнерам – в школу «Перелетные дети»,
Центр «Такие же дети» и Фонд «Ага Хана».

 - Максат, ты уже упомянул Алексию Блок и то, как она повлияла на твое
решение открыть центр «Билим». А был ли в твоей жизни еще кто-то, кто
вдохновляет и помогает преодолевать препятствия?

Сложно переоценить вклад моей семьи в работу центра «Билим» – мы принимаем
все решения совместно, и мнение отца очень много для меня значит. Мой отец –
хороший менеджер, он вырастил пятерых детей. А мать помогла уговорить отца
открыть «Билим», когда тот был настроен скептически. На самом деле она
прочитала гороскоп, в котором было написано, что любое начинание этого дня
будет успешным, и показала его отцу. Отец, конечно, в гороскопы не верит, но
решил прислушаться к мнению матери. Мы советуемся друг с другом во всем –
мой отец, например, советуется со своей матерью, моей бабушкой, которая
находится в другой стране.

- Какой совет ты мог бы дать людям, которые хотели бы помогать мигрантам
и беженцам в России?

Если у кого-то есть идея, но он или она не знают, как ее реализовать, пусть говорят
о ней и ищут единомышленников в организациях, среди потенциальных

волонтеров и даже отдельных людей. Иногда ко мне самому приходят люди и
говорят, что хотят заняться социально-ориентированным предпринимательством.
Например, в Вышке есть конкурс студенческих инициатив, в рамках которого мы
получили средства на проведение праздников и походы в музеи для наших
учеников. И помощь не ограничивается Вышкой – нам помогали даже студенты
медицинского колледжа. Мне самому помогли советы многих людей – кто-то
посоветовал оформить мою идею в бизнес-план, кто-то посоветовал, к кому
обратиться за средствами.
Я мечтаю, что в будущем «Билим» станет навигатором для мигрантов по сети
услуг от различных НКО и проектов. Я очень рад, что мы начинаем общаться с
другими инициативами, вроде Центра «Такие же дети», садиком для детей
мигрантов, и мне бы хотелось, чтобы мы больше работали вместе.
Сейчас я прохожу стажировку в Сколково. У каждого проекта есть наставник,
который является специалистом по проектному обучению. У меня есть мечта,
чтобы на базе такой компании можно было сделать школу наставников для
мигрантов – эти наставники могли бы помочь мигрантам быстрее адаптироваться,
находить работу и не выходить из легального поля. Мы уже частично реализуем
идею сопровождения в клубе «Билим» – это помогает нашим ученикам и их
родителям поступать в российские школы, но пока это несистемная помощь.
Несколько раз мне самому приходилось представлять интересы родителей
учеников и даже представляться родителем по телефону, общаясь со школой.
Вернуться к списку